Антиядерная кампания ОЮЛ "Ассоциация "Экофорум Казахстана"





АЭС
Долго. Дорого. Опасно.
Дискуссия вокруг строительства АЭС в Казахстане вызывает много вопросов. Несмотря на то, что Международное агентство по атомной энергетике в своем документе «Руководство по безопасности» рекомендует:

«2.17. Всем заинтересованным сторонам должен быть предоставлен надлежащий доступ к информации о безопасности, находящейся в распоряжении регулирующего органа. Регулирующий орган должен облегчать и поощрять информирование и участие общественности путем широкого распространения такой информации».
Однако пока мы не видим, чтобы требования: «5.4.Вся информация, предоставляемая регулирующим органом, должна быть понятной, достоверной, основанной на фактах и доказательствах, доступной и своевременной.» действительно соблюдались и обществу предоставлялась объективная информация, основанная на точных фактах и оценках.

Главные аргументы тех, кто призывает построить АЭС
Нам нужна энергия, нужно устранять ее дефицит, энергия нам нужна стабильная, безопасная и дешевая.
Но факты говорят об обратном
Способна ли АЭС быстро и надежно обеспечить Казахстан необходимой энергией?
Рассмотрим цикл атомной энергетики с момента строительства и включая необходимость долгого хранения отходов:
1
Планирование и строительство
7-15 лет
2
Эксплуатация
30-40 лет
3
Декомиссия
От 6 лет
4
Хранение ОЯТ РАО
Более 2500 лет
  • Строительство АЭС Ловииса, Финляндия 1972-1981 гг, АЭС Шо, Франция 1984- 2000 гг, АЭС Темелин, Чехия 1987-2002 гг.
  • Получение энергии составит не более 40 лет.
  • Самый успешный пример декомиссии – АЭС Мэйн Янки, США длился с 1999 года до 2005.
  • Отходы будут представлять опасность и требовать ресурсов для их обезвреживания еще очень долго, так как пока еще не существует технологий безопасной переработки отходов
В одной из публикаций сами инициаторы проекта строительства АЭС приводят дату когда наконец казахстанцы смогут получить первую энергию от АЭС – 2033 год! Придётся ждать получения энергии 10 лет. В условиях быстрого развития других источников энергии, в первую очередь возобновляемой энергетики это неоправданно долгий срок. Угрозу дефицита нужно и можно решить быстрее.
Для принятия решения о производстве энергии важно учитывать будущую стоимость производимой энергии. Практически все мы являемся потребителями энергии и сколько нам придётся за энергию заплатить важно для каждого.
Атомная энергия самая дорогая
На самом деле стоимость киловатт-часа электроэнергии, вырабатываемой АЭС, на сегодняшний день является самой дорогой. Согласно многолетним исследованиям инвестиционного банка Лазард, в то время как усредненная долгосрочная стоимость электроэнергии (Levelized Cost of Energy) последовательно снижалась для возобновляемых источников, киловатт-час атомной энергии стабильно рос.
В 2023 году среднемировая стоимость электроэнергии от нововведённых АЭС достигла 18 центов США за киловатт-час, или почти 86 тенге по текущему курсу. Это в три раза дороже, чем энергия солнечных, и в пять раз дороже, чем энергия ветряных станций.

Сегодня применение возобновляемой энергии фактически является самым дешевым вариантом энергоснабжения в большинстве регионов мира. Цены на технологии использования возобновляемых источников энергии стремительно падают. В период с 2010 по 2020 год стоимость электроэнергии от солнечных батарей снизилась на 85 процентов. Стоимость наземной и морской ветровой энергии уменьшилась на 56 и 48 процентов соответственно. К 2030 году дешевая электроэнергия из возобновляемых источников может обеспечить 65 процентов всего мирового электроснабжения. При этом отмечается что развитие возобновляемой энергетики наиболее подходящая стратегия именно для развивающихся стран. На растущую конкурентоспособность указывает и Международное энергетическое агентство.
Уже сейчас инициаторы строительства АЭС в Казахстане заявляют, что ее ориентировочная стоимость составит от 10 до 15 млрд. долларов США, причем ни каких обоснований этих цифр не приводится ведь ТЭО еще нет. Однако как показывает мировая практика реальная стоимость строительства АЭС всегда намного выше первоначально заявленных бюджетов. Как например бюджеты строительства АЭС Фламанвиль во Франции и АЭС Олкилуото в Финляндии, которые выросли с начальных €3-3,3 млрд до окончательных €11-13,2 млрд. (интервью Жаннат)
Сторонники атомной энергетики говорят о том, что атомная энергетика создаст новые рабочие места.
Но и в этом атомная энергетика проигрывает быстро развивающейся возобновляемой энергетике.


Инвестиции на стороне возобновляемой энергетики, а не атомной — интервью с финансистом Жаннат Салимовой-Текай*
*эксперт по финансово-экономическим вопросам развития энергетики
аргумент тех, кто призывает построить АЭС
Только атомная станция может обеспечить стабильной энергией.
Является ли АЭС лучшим средством для удовлетворения спроса на энергию?
Хорошие комментарии по этому вопросу представил Асет Наурызбаев, эксперт в области энергетики и экономики, бывший глава KEGOC. Он предлагает рассмотреть для примера работу датского системного оператора Energienet. В Дании доля ВИЭ в общей генерации – около 50%. Вот график потребления электроэнергии за 4 сентября 2021 года.

На графике потребление отображено красной линией. Ночью потребление меньше, утром все кофе варят, вечером телики смотрят – потребление выше. Зелёной линией показана – энергия произведенная ветровыми станциями, жёлтой – солнечными. Вычтем из общего потребления солнечную и ветровую генерацию и посмотрим, сколько нужно добавлять энергии в виде резервов при использовании ВИЭ-генерации – это показано синей пунктирной линией. Теперь добавим атомную станцию – фиолетовая ровная линия – пусть станция работала стабильно, по ровному графику. Предположим, что энергия ветра и солнца не используется. Но атомная энергетика дает постоянно один объем энергии, а спрос имеет меняющийся характер – получается в этом случае нужно будет регулировать объем энергии. На АЭС это так просто не получится. Возобновляемые источники в сочетании с накопительными мощностями или наиболее мобильными газовыми станциями лучше решают эту задачу. При этом стоит обратить внимание, что любая АЭС требует технологических остановок, и есть факты которые говорят о том, что время которое не работает АЭС может быть очень долгим.
Асет Наурызбаев, эксперт в области энергетики и экономики, бывший глава KEGOC:
Возобновляемая энергетика в Казахстане — дешевле, быстрее и безопаснее, чем АЭС
Обратимся к официальным данным, представленными Международным агентством атомной энергетики (МАГАТЭ) в его информационной системе атомных реакторов PRIS. Откроем данные по одной из наиболее «свеженьких» АЭС, где работают как раз те реакторы, на которые как о планируемых для Казахстана чаще всего ссылаются – ВВЭР-1200/491. Сторонники АЭС при этом указывают, что он самый надёжный.

Официально её строительство началось в 2013 году. Первый энергоблок поступил в эксплуатацию 10 июня 2021 года. Коэффициент доступности энергии (Energy Availability Factor) за 2021-2022 годы – всего 50,3 процента в среднем за два года! То есть только половину времени реактор выдавал энергию потребителям…


аргумент тех, кто призывает построить АЭС
Одна большая АЭС лучше, чем много маленьких ВИЭ?
ПРОВЕРЯЕМ
Любой финансист знает фразу – хорошая хозяйка не хранит все яйца в одной корзинке, то есть всегда советуют: храните свои сбережения в разных вариантах.
Если выйдет из строя одна большая станция сразу возникает серьезная проблема у множества потребителей ведь заменить потерю энергии в большом объеме трудно. А поводов для приостановки блоков достаточно и на АЭС, только не все об этом знают.
Но еще более важно, что при транспортировке энергии происходят большие ее потери. Казахстану с его огромной территорией приходится строить огромные ЛЭП (а это тоже деньги и негативное влияние на окружающую среду), тратить энергию на передачу энергии (опять деньги в тарифе из наших карманов!). Так что источники энергии приближенные к потребителям это гораздо эффективнее и безопаснее. Одна большая электростанция выгодна только ее владельцам! Это кстати, и в отношении угольных ГРЭС тоже актуально!
Аргумент «большая АЭС лучше нескольких ВИЭ» - это не правда, наоборот много маленьких ВИЭ станций это надежнее и не приводит к большим потерям при транспортировке энергии.

Опасность АЭС
Сторонники АЭС убеждают что атомная энергетика более безопасна для окружающей среды и поэтому ее надо развивать сокращая число угольных станций.
Сторонники АЭС убеждают что атомная энергетика более безопасна для окружающей среды и поэтому ее надо развивать сокращая число угольных станций.
Но во-первых, планов по сокращению угольных тепловых станций в Казахстане никто не представлял, наоборот мы видим планы строительства новых энергоблоков и ТЭЦ.
Во-вторых мировой опыт показывает что аварии на АЭС и с местами хранения радиоактивных отходов случаются. Обычно вспоминают две самые громкие и опасные аварии на Чернобыльской АЭС(1986 г, СССР) и Фукусима (2011 г, Япония). Эти страшные катастрофы принесли и гибель людей и огромные экономические потери – потребовалось отселять людей из зоны отчуждения, люди потеряли все имущество.
Огромные затраты потребовались на уменьшение последствий загрязнения окружающей среды. Полностью эти загрязнения не устранены до сих пор. Япония например не нашла лучшего решения как сливать загрязненную радиоактивными отходами воду в мировой океан.

Но на самом деле аварий с АЭС произошло намного больше, еще больше так называемых инцидентов. МАГАТЭ разработало Международную шкалу ядерных и pадиологических событий, в которой выделяется 7 различных уровней событий. Но вот полного списка этих событий найти нам не удалось.

Довольно обширный список крупнейших аварий в 2011 году приводило издание The guardian.
Есть еще такой список аварий по уровням опасности.

Довольно много сообщений появляется и об утечках радиоактивных материалов из мест хранения.
Вот только некоторые из них:
Из этих источников можно видеть, что АЭС и хранилища радиоактивных отходов - источник - серьезной потенциальной угрозы для окружающей среды и людей.
Против аргумента что АЭС абсолютно безопасны во время безаварийного режима работы тоже есть много фактов, говорящих о том, что
Есть риск для здоровья людей даже при условиях безаварийной эксплуатации АЭС.
Контур АЭС не всегда замкнут.
Периодически возникает необходимость загрузки нового топлива и другие технологические операции, требующие «открытия контура». Даже если общий радиационный фон на территории АЭС и вокруг низкий и не происходит никаких аварийных ситуаций, при заправке реактора ядерным топливом могут происходить внезапные выбросы высоких доз радиации.
О том, что это приводит к повышению радиационного фона и увеличению заболеваемости вокруг АЭС и мест хранилищ отходов говорят следующие факты.
Смотрим немецкое исследование KIKK об онкологических заболеваниях у детей, проживающих в 5 км и более от атомных станций. У юных жителей, проживающих в радиусе до 5 км, фиксировалось статически значимое превышение по лейкемии – более чем в два раза!
Мета-анализ по 17 исследованиям из Великобритании, Франции, США, Германии, Японии и Испании, 2007 г.
У детей до 9 лет, проживающих вблизи 136 атомных станций в Великобритании, Франции, США, Германии, Японии и Испании, работающих в безаварийном режиме, на 5-24% выше смертность от лейкемии и на 14-21% выше заболеваемость лейкемией.

Факты от Андрея Ожаровского, физика ядерщика из России
Окончил Национальный исследовательский ядерный университет МИФИ (1989 г.).
Работает в Институте атомной энергетики им. В. И. Курчатова.
Эксперт программы «Безопасность радиоактивных отходов» Российского социально-экологического союза, участник белорусской антиядерной кампании.
«Город Электросталь, где производят ядерное топливо для атомных электростанций. Загрязнение в Электростали – сильнейшее, от 20 до 100 микрозиверт в час, то есть от 2 тысяч до 10 тысяч микрорентген в час. Я понимаю, что читатели скорее всего не в курсе, какие там цифры бывают. Для сравнения – таких доз сейчас невозможно увидеть даже в Чернобыле, если только не залезать совсем близко к реактору».


Источник фото
Почему в мире так мало и осторожно говорится о связи работы АЭС с заболеваемостью местного населения?
Одна из причин - соглашение между Международным агентством по атомной энергии и Всемирной организации здравоохранения 1959 года. Это соглашение обязывает обе организации консультироваться друг с другом, если одна из них собирается приступить к деятельности, которая представляет интерес для другой. Это может исключать независимое проведение Всемирной организацией здравоохранения исследований о влиянии работы АЭС на здоровья населения и публикации их результатов. Практика показывает, что, скорее всего, так и происходит.


Атомная промышленность создает новые опасные вещества
Атомная промышленность генерирует выбросы радиотоксичных «вечных» радионуклидов (плутоний, йод-129, нептуний-237, технеций-99), которые будут аккумулироваться и отравлять биосферу в течение тысяч лет. Количество выработанной атомной электроэнергии пропорционально накоплению долгоживущих радиоактивных отходов и отработанного ядерного топлива. Увеличение числа АЭС сделает проблемы, связанные с обеспечением безопасного обращения с радиоактивных отходов и отработанного ядерного топлива, бесконечными и нерешаемыми.

Опасный бета-излучатель, выбрасываемый в атмосферу при работе АЭС, и один из важнейших дозообразующих радионуклидов – тритий (Н-3). Тритий накапливается в облучаемом топливе и теплоносителе, загрязняя окружающую среду вокруг АЭС. Из реакторов и установок по переработке топлива тритий попадает в окружающую среду, легко проходя через любые фильтры и барьеры. Не существует фильтров, способных задержать тритий. Грунтовые воды вокруг всех АЭС загрязняются тритием. Повышенные концентрации трития обнаружены в десятках километров от АЭС и предприятий ЯТЦ.
Тритий создает повышенное загрязнение всех объектов окружающей среды, поскольку он быстро включается во все звенья кругооборота воды в экосистемах, загрязняя продукты питания, питьевую воду, и накапливается в организме человека. Распад трития происходит с выделением мощного бета-излучения, приводя к разрывам молекул ДНК и РНК, мутациям и тяжелым заболеваниям (Батурин, 2001, и др.), с чем, возможно, связано увеличение числа врожденных пороков развития и раков, обнаруживаемое вокруг предприятий
На опасность трития особенно органически связанного указывают и исследования института радиационной безопасности и экологии Национального ядерного центра Республики Казахстан.
О глобальном влиянии атомной деятельности можно судить по распространению трития в окружающей среде. Так в снежном покрове Восточной Сибири исследователи установили рост концентрация трития в снежном покрове региона почти в три раза, с 11 ТЕ (1998 г.) до 32 ТЕ (2013 г.).
Среди опасных радионуклидов, не улавливаемый фильтрами и в большом количестве выбрасываемый в окружающую среду АЭС, – углерод-14. Распадаясь в организме, радиоуглерод14, как и тритий, ведет к мутациям.


Проблема хранения радиоактивных отходов до сих пор не решена.
После того как АЭС прекратят свою работу – для действующих АЭС этот срок наступает примерно через 40 лет необходимо проводить декомиссию: разбор, подготовку к хранению – ведь все сооружение, все конструкции превращаются в огромную кучу загрязненных радиацией отходов! А плюс еще и особенно опасное отработанное ядерное топливо, где еще примерно 100 лет идет активный распад с выделением энергии – а значит надо предпринимать большие усилия чтобы избежать взрыва. А после все еще опасные вещества планируют где-то захоранивать.
Примеров действительно успешной декомисси практически нет. В большинстве территории, где закрываются АЭС испытывают очень большие проблемы и экономические, и экологические, и социальные.

Если не АЭС, то какое решение возможно для обеспечения энергией в Казахстане?
Насколько конкурентоспособна возобновляемая энергетика?
Много интересных фактов приводится в интервью с Айнур Соспановой
  • Айнур Соспанова
    председатель правления Ассоциации возобновляемых источников энергии Qazaq Green и бывший директор (2012-2021) Департамента возобновляемых источников Министерства энергетики Казахстана
    «Уже сегодня ВИЭ на аукционах в Казахстане дают цену 12,38 тенге для ветровой генерации и 12,5 тенге для солнечной. Аукционы выигрываются, победители берут на себя обязательства построить станции в определённый срок: для ветровых станций это около трёх-четырёх лет, для солнечных — два года.  Через некоторое время уже новая нормальность тарифов на возобновляемую энергию. 10,5 тенге — это предложение от крупного китайского холдинга Sungrow. Мы их знаем по другим проектам по ветру в Казахстане. Недалеко от Астаны они уже построили объект на 206 МВт. Сейчас на аукционе они выиграли на 50-мегаваттную ВЭС. Какова у них мотивация — это уже другой вопрос. Но сегодня они готовы построить станцию с ценой на электроэнергию 10,5 тенге. То есть у нас тарифы на ВИЭ уже на уровне старых газовых и угольных станций. Чуть дороже, чем угольная генерация на экибастузских станциях.»

«Я наблюдала за несколькими моделистами, которые занимались нашей энергосистемой. Задавала им вопрос: воспримет ли наша энергосистема... атомную станцию? Они отвечали: нет, потому что это самый дорогой источник электроэнергии. И это при том, что в стоимости атомной электроэнергии нет управления отходами. Но нам всё время говорят, что атомная генерация — это самый дешёвый источник…».
Если сравнивать новые ВИЭ со старыми угольными станциями, которые окупились 30 лет назад. Понятно, что при таком сравнении возобновляемая энергия будет в разы дороже. Однако угольные станции должны будут постепенно выводиться из оборота. Просто потому что они уже состарились. На их модернизацию нужны деньги, чтобы привести их в соответствии с новым Экологическим кодексом, наилучшими доступными технологиями и национальной системой торговли выбросами. Их легче разрушить, чем модернизировать. Я сейчас не говорю о модернизации тех крупных станций, которая уже запланирована — тут пусть энергетики сами смотрят, стоит ли экибастузские станции модернизировать. Вопрос в том, кто будет платить за это? Где они будут брать кредиты, чтобы проводить модернизацию объектов угольной генерации? Осталось мало банков, которые готовы дать деньги на угольные проекты.

Причину слабого развития ВИЭ и энергетике Айнур Соспанова и Асет Наурызбаев отмечают в неготовности энергосистемы скептицизма о отношении к возобновляемой у «традиционных энергетиков». Так как большое количество распределенных источников требуют серьезных усилий по балансировке энергосистемы.
Но мировая практика показывает что многие страны уже смогли приспособиться к этим сложностям: Недавно Китай достиг 50%-й доли ВИЭ в общей генерации. Это соседний Китай, у которого основной всегда была угольная генерация! В Германии в июле 2023 года в сети были рекордные 69% от ВИЭ.
У Казахстана есть большие перспективы в развитии ВИЭ. В 2020 году ПРООН делал исследование по развитию маломасштабных ВИЭ мощностью от 1 до 1000 кВт. Они оценили текущую ситуацию. По их оценкам, всего в стране около 5,9 тысяч малых ВИЭ с суммарной электрической мощностью почти 18 МВт и суммарной тепловой мощностью около 54 МВт. 97,5% всех малых ВИЭ в Казахстане это солнечные панели на крышах. Но это может быть и тепловая энергия — с помощью гелиоколлекторов, тепловых насосов, геотермальных источников, пеллетов или биогаз. Биогазовая станция, помимо теплой энергии ещё и электричество даёт. Она может обеспечивать как отдельное домохозяйство, так и населённый пункт. Их большой плюс — правильная утилизация отходов животноводства, растениеводства и жизнедеятельности человека. Ресурсы энергии ветра и солнца в Казахстане очень велики.
Поэтому нам всем очень важно выбрать действительно правильную, эффективную стратегию.
Очень хорошо сказала Айнур Соспанова об этом выборе:

«… этот референдум важнее, чем выборы президента. Потому что президента мы выбираем на семь лет, а проблемы, созданные атомной станцией, ещё наши внуки будут разгребать… Насколько я знаю, хранение отработавшего ядерного топлива продолжается до 100 лет. Это до того, как оно будет отправлено на переработку или захоронение. То есть АЭС уже будет на декомиссии, а мы ещё будем разбираться с её отходами… Насколько нам вообще это надо?»

Действительно энергию от АЭС будут использовать максимум 3-4 поколения, а вот решать проблемы созданные АЭС – загрязнение окружающей среды отходами будут решать десятки, а может и сотни поколений.
11 января 2024 года по инициативе ОЮЛ "Ассоциация "Экофорум Казахстана" была проведена национальная диалоговая площадка "Нужна ли АЭС Казахстану?".

О расколе мнений и национальной диалоговой площадке "Нужна ли АЭС Казахстану?" можно прочитать в материалах Orda.kz

Нужна ли АЭС в Казахстане?
Презентационные материалы спикеров
В адрес организаторов поступили презентации от следующих спикеров:
  • Салимова-Текай Жаннат, независимый эксперт по финансам в области энергетики;
  • Мурсалова Гульмира Даутовна, заместитель директора Департамента атомной энергетики и промышленности;
  • Наурызбаев Асет, Экс-президент KEGOC, Экс-советник Председателя Правления СО ЕЭС России
  • Соспанова Айнур, Председатель Правления Ассоциации ВИЭ Qazaq Green;
  • Могилюк Светлана, к.г.н., председатель ОЮЛ «Ассоциация «Экофорум Казахстана»